Американский инженер и изобретатель Роберт Фултон: биография, открытия и интересные факты. Украдено у русских: как американцы «присвоили» наше знаменитое изобретение

Украдено у русских: как американцы «присвоили» наше знаменитое изобретение

Американский инженер и изобретатель Роберт Фултон: биография, открытия и интересные факты. Украдено у русских: как американцы «присвоили» наше знаменитое изобретение

Русский изобретатель лампы накаливания умер в нищете – а Томас Эдисон получил огромные деньги и всемирную славу

11 февраля 1847 года родился американский ученый и бизнесмен Томас Эдисон, человек, имя которого вошло в историю благодаря многочисленным изобретениям, самое знаменитое из которых – «лампочка Эдисона».

В сознании многих электрическая лампа накаливания настолько ассоциируется с его именем, что они уверены: американец ее и придумал. Этому во многом способствовали зарубежные энциклопедии: долгие годы в значительной их части имена русских «отцов лампочки» не упоминались.

Американские учителя на уроках и сегодня стараются обходить тот факт, что свое легендарное изобретение Эдисон позаимствовал у русских.

Бизнесмен с пеленок

Томас Эдисон в ранней юности. Wikimedia

Томас Алва Эдисон никогда не относился в породе сумасшедших ученых, которые готовы жить впроголодь, и совершенно непрактичны в быту.

Изобретатель был всегда еще и гениальным бизнесменом, отличавшимся очень цепкой деловой хваткой. Ее он унаследовал от отца-коммерсанта. В детстве Эдисона особенно интересовали химические опыты.

Учился же будущий изобретатель из рук вон плохо, некоторые педагоги даже считали его умственно отсталым.

При этом, если верить биографам, одновременно он был гением-предпринимателем и весьма смекалистым малым. В 12 лет обустроил типографию в поезде, где работал trainboy – торговцем прессой и сладостями, – и начал печатать «поездной листок» с местными новостями.

А в 16 лет, работая по ночам телеграфистом, придумал, как сконструировать телеграфный «автоответчик» – чтобы все считали: он бдит на работе, а не занимается своими делами или спит.

У Эдисона было удивительное чутье на гениальные изобретения, которые оставалось довести до ума – и оперативно запатентовать. О последнем он не забывал никогда.

Первые тысячи долларов Эдисон заработал в 22 года, усовершенствовав аппарат для передачи счетов о курсе золота и ценных бумаг – через год изобретение у него выкупили за 40 тысяч долларов.

К 30 годам у него уже был солидный счет в банке и около полусотни патентов. Всего же он получил более 1000 патентов в США и около 3000 – за пределами страны.

Особую гордость Томаса Эдисона составляли патенты, связанные с лампами накаливания, – и они же помогли ему заработать значительную часть состояния.

От летолёта к светопреставлению

Александр Лодыгин. Wikimedia

Имя русского электротехника Александра Лодыгина, в отличие от его знаменитого американского «конкурента», известно не очень многим.

На счету изобретателя, бывшего военного – усовершенствованный водолазный аппарат, индукционная печь, электрообогреватель и другие приспособления. Его мечтой было сконструировать летательный аппарат с электрическим двигателем, который усилил бы военную мощь России.

Параллельно с разработкой «летолёта» Лодыгин проводил опыты с лампами накаливания, изначально они интересовали его исключительно как деталь летолёта. Но опыты увенчались большим успехом.

В 1872 году изобретатель впервые публично продемонстрировал свое «светопреставление». А в 1874 году он получил патент на лампу накаливания, запатентовав ее во многих странах Европы, а также в Индии и Австралии. Но не в США. Бизнесмен из него оказался никудышным.

Компания «Русское товарищество электрического освещения Лодыгин и Ко» процветающей не стала.

Отчасти этому способствовали неудачные биржевые спекуляции, в которые ввязался Александр Николаевич, отчасти – изобретение другого русского ученого, Павла Яблочкова, создателя «электрической свечи» – «дуговой лампы».

«Свечи Яблочкова», как их стали называть за границей, быстро стали сенсацией в Европе и осветили улицы многих городов. Впоследствии Яблочков признал техническое превосходство изобретения своего «соперника» – и даже пытался поддерживать его материально, чем поверг в шок иностранных партнеров.

Лампа Лодыгина образца 1874 года. Wikimedia

Тем временем, несмотря на денежные затруднения, Лодыгин продолжал эксперименты. Это он первым предложил использовать в качестве нитей накала вольфрамовые, закручивать их в спираль, он же додумался откачивать из ламп воздух, чтобы значительно увеличить срок их службы, и наполнять инертным газом.

В 1900 году изобретатель представил свои вольфрамовые лампы на Международной выставке в Париже. В это время Эдисон все еще продолжал экспериментировать с угольным стержнем. Да и лампы накаливания заинтересовали американского изобретателя-предпринимателя значительно позже, чем Лодыгина. Как считают биографы, это произошло только в 1877-1878 году.

Битва гигантов

Есть источники, доказывающие, что первые «лампочки Лодыгина» попали в США в 1877 году вместе с российской военно-морской делегацией, отправившейся туда заключать договор на строительство новых крейсеров. В ее состав входил знакомый Лодыгина, якобы он-то и решил похвалиться перед Эдисоном изобретением, о чем впоследствии горько пожалел.

Лампа Эдисона. Рисунок из энциклопедии 1888 года.

Wikimedia

В январе 1880 года Томас Эдисон, усовершенствовав идею угольного стержня, подал заявку в патентное бюро США на лампу с угольным электродом, а вместе с ней – иск в суд с требованием запрета на производство аналогичных в Европе (к слову, Лодыгин тогда жил и работал в Париже). Иск был отклонен, но Эдисон продолжал атаку. Одновременно он начал активно усовершенствовать изобретение.

Однако несомненно, что именно Эдисон смог популяризировать лампы накаливания, сделать их выпуск дешевым и массовым. Благодаря ему конструкция ламп стала такой, какой мы ее видим сегодня. Это ему приписывают слова о том, что скоро электричество будет настолько дешевым, что свечи будут жечь только богатые.

Лодыгин боролся – но безуспешно. Доходило до того, что он подавал заявки на патент, а Эдисон терпеливо ждал, когда истекут сроки рассмотрения (кто знает – то ли были виноваты бюрократические заморочки, то ли к этому прилагал руку Эдисон и его сторонники). А затем патентовал свои изобретения – очень похожие.

Томас Эдисон в 1922 году. Wikimedia

После нескольких десятилетий русский ученый, похоже, смирился, что бой проигран. В начале 1900-х компания Эдисона стала частью гигантского концерна General Electric.

А в 1906 году отчаявшийся и оставшийся почти без денег Лодыгин (на тот момент он работал в США) продал концерну патент на свое главное изобретение – лампу с вольфрамовой нитью.

За бесценок – вырученных денег хватило только на то, чтобы он с семьей смог вернуться в Россию.

После революции изобретатель вновь оказался в США – уже в эмиграции. Александр Николаевич скончался в 1923 году в Бруклине, практически в нищете. Ни одно из его изобретений так и не сделало его богатым человеком – как и Яблочкова, которому в конце жизни даже пришлось жить в доме сестры – его собственный сгорел, а денег на новый не было.

Источник: https://www.eg.ru/tech/science/464768/

Роберт Фултон. Его жизнь и научно-практическая деятельность (2)

Американский инженер и изобретатель Роберт Фултон: биография, открытия и интересные факты. Украдено у русских: как американцы «присвоили» наше знаменитое изобретение
sh: 1: –format=html: not found
– Роберт Фултон. Его жизнь и научно-практическая деятельность (а.с. ЖЗЛ) (и.с. Жизнь замечательных людей. Биографическая библиотека Ф. Павленкова)

160 Кб, 30с.

(скачать 2) – Яков Васильевич Абрамов

Настройки текста:

Цвет фоначерныйсветло-черныйбежевыйбежевый 2персиковыйзеленыйсеро-зеленыйжелтыйсинийсерыйкрасныйбелый Цвет шрифтабелыйзеленыйжелтыйсинийтемно-синийсерыйсветло-серыйтёмно-серыйкрасный Размер шрифта14px16px18px20px22px24pxШрифтArial, Helvetica, sans-serif”Arial Black”, Gadget, sans-serif”Bookman Old Style”, serif”Comic Sans MS”, cursiveCourier, monospace”Courier New”, Courier, monospaceGaramond, serifGeorgia, serifImpact, Charcoal, sans-serif”Lucida Console”, Monaco, monospace”Lucida Sans Unicode”, “Lucida Grande”, sans-serif”MS Sans Serif”, Geneva, sans-serif”MS Serif”, “New York”, sans-serif”Palatino Linotype”, “Book Antiqua”, Palatino, serifSymbol, sans-serifTahoma, Geneva, sans-serif”Times New Roman”, Times, serif”Trebuchet MS”, Helvetica, sans-serifVerdana, Geneva, sans-serifWebdings, sans-serifWingdings, “Zapf Dingbats”, sans-serif

Насыщенность шрифтажирныйОбычный стилькурсив Ширина текста400px500px600px700px800px900px1000px1100px1200pxПоказывать менюУбрать менюАбзац0px4px12px16px20px24px28px32px36px40pxМежстрочный интервал18px20px22px24px26px28px30px32px

машину для кручения веревок. За свои изобретения Фултон получил несколько почетных отзывов от ученых обществ, но этим и ограничивался его успех, так как промышленный мир Англии знать не хотел его изобретений. Эти неудачи, а всего более полная безнадежность относительно осуществимости в Англии главной его идеи – создания пароходства – побудили Фултона оставить в конце 1796 года Англию и отправиться во Францию, где он ожидал лучшего приема для своих проектов.

Фултон в Париже. – Идея подводного судна. – Поездка в Голландию и возвращение в Париж. – Барлоу. – Занятие живописью. – Самообразование. – Изучение механики. – Фултон и Бонапарт. – Подводная лодка. – Ливингстон. – Работы над паровым судном. – Паровая лодка на Сене. – Возвращение в Америку

Когда Фултон прибыл в Париж, ему был уже 31 год. Здесь он пробыл целых десять лет, все время изыскивая средства для осуществления своих идей и постоянно терпя неудачи. Годы эти, однако, не прошли бесплодно, так как в течение их Фултон приобрел недостававшие ему знания и благодаря им мог придать своим идеям практическую форму, в результате чего появился наконец первый пароход.

Приехав в Париж, Фултон обратился к правительству и капиталистам с предложением устроить сеть каналов между главнейшими реками Франции. Французам же в это время было не до каналов. Беспрерывные войны с целой Европой поглощали все средства страны и все внимание ее деятелей.

Фултону ответили, что теперь не до мирных проектов и что успех могут иметь только предложения, связанные с военным делом. В числе изобретений, которые имелись у Фултона в виде проектов, была мысль о подводной лодке, приспособленной для разрушения судов. Это был, так сказать, прототип нынешних подводных лодок.

Фултон остановил свое внимание на нем, будучи возмущен самовластием англичан, которые, пользуясь своим морским могуществом, присвоили себе право производить осмотры судов других наций, встречаемых на море английскими военными кораблями, и конфисковывать эти суда, если на них оказывались военные припасы.

Такое своеволие особенно возмущало американцев, торговый флот которых, только что начинавший развиваться, терпел немалый урон от этой бесцеремонности англичан.

Фултон разделял общее негодование своих соотечественников и давно подумывал о средствах положить предел английскому самовластию, дав возможность более слабым флотам бороться с английским. В результате и явился проект подводной лодки для взрыва кораблей.

Этот-то проект Фултон и предложил теперь Директории, стоявшей тогда во главе французского правительства. Проект Фултона был признан неудобоисполнимым, и ему отказали в пособии. Фултон сделал еще попытку и представил французскому правительству модель подводной лодки. Она сперва обратила на себя внимание, но затем после долгих проволочек и новое предложение Фултона было отвергнуто морским министерством.

Таким образом, во Франции проекты Фултона удостоились не большего внимания, нежели в Англии. Тогда изобретатель решился искать новую страну, где можно было бы рассчитывать на лучший прием для его проектов.

Выбор его остановился на Голландии, преобразованной тогда в Батавскую республику, и он направился туда.

Однако и здесь Фултон был встречен с таким же равнодушием, как и во Франции, и волей-неволей ему пришлось снова вернуться в Париж.

Между тем деньги, которые скопил Фултон в Англии, работая в качестве инженера, и с которыми он прибыл во Францию, подошли к концу, – и ему снова пришлось думать о средствах к существованию. Он вспомнил о своем таланте живописца и взялся снова за кисть. Занятие это давало ему средства не только для жизни, но и для производства различных опытов.

В это время Фултон близко сошелся с американским поэтом и дипломатом Барлоу, в доме которого и прожил целых семь лет. Барлоу был типичнейшим представителем практичного янки.

Он писал стихи и показывал панорамы, ловко обделывал дипломатические поручения правительства Соединенных Штатов и имел самое обширное знакомство среди французских политических деятелей, ученых и инженеров-практиков. Барлоу был во многом полезен Фултону.

Прежде всего он обеспечил материальное положение изобретателя, сделав его участником в своей панораме, для которой Фултон рисовал картины. Панорама эта имела громадный успех среди парижан, и материальные выгоды Фултона от нее были довольно значительны. Но гораздо важнее оказалось то, что через Барлоу Фултон перезнакомился со всеми выдающимися учеными и техниками Франции того времени.

Он хорошо воспользовался этим счастливым обстоятельством и в постоянных беседах с выдающимися людьми широко раздвинул свой умственный кругозор. Вместе с тем эти беседы позволили уяснить Фултону, как многого недостает ему, какие обширные области знания ему неизвестны. И он несмотря на свой почтенный возраст принялся учиться чуть не с азбуки, в

Источник: https://coollib.com/b/95193/readp?p=6&cnt=9000

Какое советское открытие присвоили американцы

Американский инженер и изобретатель Роберт Фултон: биография, открытия и интересные факты. Украдено у русских: как американцы «присвоили» наше знаменитое изобретение

Россияне в последние годы не так часто удостаиваются Нобелевских премий. В третьем тысячелетии высшие награды научного мира им присваивались лишь трижды — в 2000, 2003 и 2010 годах. И все — по физике.

Чуть чаще премиями награждаются учёные с «российскими корнями». И каждый такой раз, как правило, сопровождается гневными восклицаниями — дескать, не уберегли. Но куда неприятнее, когда награды вручаются иностранцам за открытия, сделанные нашими учёными.

Так случилось в 2006 году, когда Нобелевскую премию по физике получили американцы Джон Мазер и Джордж Смут. Награды они были удостоены за исследование «формы „чёрного тела“ и анизотропии космического микроволнового фонового излучения». Проще говоря, за изучение неоднородности распределённого по Вселенной теплового, так называемого реликтового излучения. Предполагается, что оно представляет собой остаточное свечение от Большого взрыва, поэтому благодаря его анализу учёные надеются получить информации о первых мгновениях нашего мира.

Излучение вместо коммуникаций

О существовании реликтового излучения впервые предположил Георгий Гамов, который в 1948 году вместе с Ральфом Алфёровым и Робертом Германом выдвинул теорию горячего Большого взрыва. Спустя почти два десятка лет — в 1965 году — его гипотеза была подтверждена на практике.

Причём, конечно, не обошлось без случайности.Сотрудники Принстонского университета из Америки в начале 1960-х годов создали радиометр для измерения реликтового излучения.

Именно по принципу этого устройства сотрудники Bell Laboratories — крупного исследовательского центра в области телекоммуникации — Роберт Вудроу Вильсон и Арно Пензиас создали свой прибор.

Правда, использовать его они собирались для экспериментов в совершенно далёкой от истоков Вселенной области — радиоастрономии и спутниковых коммуникаций.

Но при калибровке устройства выяснилось, что антенна обладает необъяснимой шумовой температурой (вызывается излучением окружающей среды и не имеет ничего общего с физической температурой в привычном её понимании).

После совещания с коллегами из Принстона, исследователи из Bell Laboratories поняли, что зафиксированная температура была вызвана реликтовым излучением. За своё открытие учёные были удостоены Нобелевской премией по физике в 1978 году.

Впрочем, заслуженно или нет — вопрос также дискуссионный. Ещё в 1950-е годы советский астроном Тигран Шмаонов во время испытаний антенны обнаружил в радиодиапазоне реликтовое излучение. Однако он, не придав этому значения, опубликовал итоги работы в непрофильном журнале «Приборы и техника», из-за чего его открытие осталось незамеченным.

Время первых

Следующим по хронологии этапом в изучении реликтового излучения станет исследование его неоднородностей. Первый эксперимент по измерению излучения с борта космического корабля получит незамысловатое название «Реликт-1». Его провели в 1983 году советские учёные во главе с Игорем Струковым.

В рамках эксперимента они использовали орбитальный радиотелескоп, который был размещён на отечественном спутнике «Прогноз-9». При этом измерения производились лишь на одной частоте.

Чуть позже, в 1989 году, на орбиту отправилась американская космическая обсерватория COBE. Её задачей также было изучение реликтового фона Вселенной. Важнейшими составляющими станциями были три прибора: DMR, DIBRE и FIRAS. Их спектральные диапазоны различались, что позволяло разделять источники излучения: дальней Вселенная, Галактики и Солнечной системы.

На обработку полученных результатов потребовались годы: советским учёным почти десятилетие, американским — три года. В 1992 году и те, и те отчитались об открытии анизотропии, то есть неоднородности реликтового излучения.

Первой итоги работы представила группа «Реликта»: презентация была устроена на Общемосковском астрономическом семинаре в январе, статья об эксперименте опубликована в мае в советском журнале «Письма в Астрономический журнал» и его английской версии, а в сентябре — в английском научном журнале Monthly Notices of Royal Astronomical Society.

Американские же учёные представили результаты в апреле. С огромной помпой тогда же в печать были отправлены четыре огромные статьи. Ещё спустя десять с лишним лет, в 2006 году, за открытие анизотропии реликтового излучения им была присуждена Нобелевская премия по физике.

Полуправда в недовольстве

На первый взгляд, на руку Мазеру и Смуту сыграли оперативность публикации и более широкое освещение открытия — иначе награда, по кажущейся справедливости, должна была достаться Струкову и другим учёным. Однако если разобраться, то в этом суждении есть лишь доля правды.

В решении Нобелевского комитета о награждении американцев говорится, что премия им присуждена не только анизотропии, но и чернотельности космического микроволнового излучения. Открытие чернотельности реликта — целиком и полностью заслуга американцев. Обнаружить её удалось благодаря прибору FIRAS, за который отвечал Джон Мазер.

По сути, именно результаты его работы подтвердили верность теории Большого взрыва. И что немаловажно — они были представлены ещё в январе 1990 года на проходившей в Вашингтоне ежегодной конференции Американского астрономического общества.

Тогда же в торжественной обстановке в почтовый ящик было опущено письмо со статьёй, которое направилось в Astrophysical journal.

Советские учёные из-за ограниченности собственных возможностей в принципе не претендовали на изучение чернотельности. Поэтому отчасти все призывы к большей справедливости со стороны Нобелевского комитета лишены оснований.

Но с другой стороны, в том, что касается анизотропии, российская сторона может предъявлять справедливые претензии.

А Джордж Смут, ответственный за аппарат DMR, которые и отвечал за её исследование, мог бы быть честнее, хотя бы в своей речи на церемонии награждения отдав должное группе Струкова.

Источник: https://weekend.rambler.ru/read/42856682-kakoe-sovetskoe-otkrytie-amerikantsy-prisvoili-sebe/

Юрист и закон
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: